Кровавые Ангелы (Age of Darkness) (статья)

Материал из Warpopedia
Перейти к навигации Перейти к поиску
Кровавые Ангелы (Age of Darkness) (статья)
AoD-BA1.jpg
Переводчик Luminor
Издательство Games Workshop
Источник Эпоха Тьмы: Книга правил / Age of Darkness: Rulebook (книга правил)
Предыдущая книга Повелители Ночи
Следующая книга Железные Руки
Год издания 2022
Подписаться на обновления Telegram-канал
Обсудить Telegram-чат
Экспортировать PDF, EPUB, FB2, MOBI

IX Легионес Астартес

КРОВАВЫЕ АНГЕЛЫ


Всеблагие воины IX легиона были сынами трансформации и двойственности, худшими из представителей человечества в прежние времена, но впоследствии – переродившимися в нечто сияющее и прекрасное. Его легионеры славились как подлинное воплощение ярости, необузданное и безжалостное, и в то же время – как паладины несравненного благородства. По воле злого рока они были прокляты, и всё же длань их примарха даровала благословение каждому из них. В прошлом воители IX легиона пользовались репутацией нижайших дикарей, но они сумели подняться над тем, чем были раньше, и воспарить над зарождающимся Империумом подобно ангелам-хранителям, в честь которых и получили своё имя. Они были в равной степени прекраснейшими и ужаснейшими среди всех воинов Империума Человечества.

На войне Кровавые Ангелы становились воплощением гнева Императора для тех, кто отвергал дар Объединения, их пришествие представляло собой не что иное, как низвергнутый с небес апокалиптический суд. Появление IX легиона ознаменовывалось яростным штурмом наиболее сильных точек сопротивления противника. Спускаясь с небес на огненных крыльях, легион побеждал своей сверхъестественной яростью, а также страхом и трепетом, которые та вызывала. Кровавые Ангелы вдохновляли своих союзников, и любой враг, который видел их в битве, был вынужден пасть на колени пред гневом и великолепием этих Астартес или же встретить смерть от пылающих клинков IX легиона.


Прародитель: Сангвиний.

Прозвище (в прошлом): Несмертный Легион, Пожиратели Мёртвых (неофициальное), Погребальный Пир (после того, как Сангвиний занял своё место в качестве командующего легионом, эти когда-то привычные прозвания запрещены как оскорбление гордости Кровавых Ангелов).

Замеченные стратегические предпочтения: орбитальные десантные операции, ударные атаки, крупномасштабные обезглавливающие удары. До возвращения Сангвиния IX легион был наиболее известен в качестве инструмента, применяемого для ведения войны на истощение в зонах военных действий, признанных слишком опасными для проведения обычных операций.

Примечательные владения: терранские анклавы, Ваал, Канопус IV, Сайф.

Верность: Фиделитас Константус.


Пожиратели Мёртвых

В годы покорения Терры IX легион служил Императору, подобно укрощённому аду – не завоёвывая, а вместо этого опустошая, пожирая и наращивая численность вне зависимости от того, где был развёрнут. Он являл собой оружие, которое невозможно было направлять или контролировать – разве что терпеть. На полях сражений Девятый никогда не становился точкой опоры, вокруг которой разворачивалась битва – вместо этого один из крупнейших протолегионов спускали на противника единой массой, сметавшей на своём пути любого в буре свирепых атак. Легион бился в опаснейших из кампаний Объединения, среди опустошённых рад-фагами и химическими штаммами Древней Ночи регионов. В этих проклятых пустошах, за пределами страниц истории, IX легион держал оборону в одиночестве, не замечаемый никем.

Легенда о IX легионе таяла, чего нельзя было сказать о его численности. В то время как другие легионы брали себе только лучших рекрутов и получали лишь ограниченное число свежих Астартес, Девятый собирал полчища убогих и искажённых, после чего перековывал их в ангельское воинство. Вербовочные сети легиона раскинулись весьма широко, захватывая целые племена обитателей пустошей и выделяя подающих надежды кандидатов из числа следовавших за IX легионом караванов так называемого «Культа Перерождённого». Девятый набирал потенциальных рекрутов и среди ужасающе мутировавших звероподобных потомков человеческого рода, изуродованных многими поколениями жизни посреди заражённого радиацией захолустья, куда тираны Старой Земли изгнали их предков и где охотились на них самих. Тем не менее, именно из подобного базового материала возникла в равной степени высокая и благородная порода Легионес Астартес, чьи точёные черты выделялись своей строгой элегантностью. Генотип IX легиона воистину благоприятствовал изуродованным и мутировавшим рекрутам, а геносемя отличалось удивительной адаптивностью и успешностью приживления, что позволяло Девятому сохранять силу даже в самых кошмарных зонах боевых действий.

На протяжении первых десятилетий Великого крестового похода IX легион оставался сокрытым от глаз летописцев и историков. Он был разбит на множество боевых групп, каждая из которых десятилетиями странствовала вдали от своих боевых товарищей в поисках наиболее выродившихся человеческих миров, приведение которых к Согласию обещало немалые трудности. Воины легиона атаковали на рассвете или в сумерках, зачастую без шлемов, покрытые брызгами крови и с оскаленными клыками, чтобы полностью деморализовать противника. Отправляясь в бой, легион не ведал пощады, не отступал, и остановить его было невозможно. Легионеры Девятого сражались до тех пор, пока враг не оказывался полностью уничтожен, не обращая ни малейшего внимания на мысли о милосердии или необходимость строить империю, а не кладбище. Они несли тяжёлые потери, но всегда пополняли свои ряды за счёт побеждённых. Там, где другие могли бы истекать кровью и слабеть, IX легион становился сильнее, вновь и вновь возрождаясь из пепла поражений, подобно пропитанному кровью фениксу.

В те годы легион преследовали мрачные слухи, поскольку после каждой новой битвы элегантные фигуры бойцов Девятого бродили по полям сражений даже спустя долгое время после того, как отгремели последние выстрелы, разыскивая лучших среди павших и пожирая их плоть и кровь. Эта мрачная фиксация на каннибализме являлась частью их природы, поскольку IX легион похищал с его помощью силу своих врагов, поглощая их знания и навыки и делая их своими собственными с помощью сверхактивного имплантата омофагии. То же самое легионеры практиковали и на своих павших командирах, дабы их наследие и мощь могли жить дальше. В опустошённых местах, где сражался IX легион, вдали от всяческой поддержки, эта особенность приносила им бесценную информацию и превращала даже самых «зелёных» новобранцев в настоящих бойцов. Суеверия и страх оставались неизменными спутниками легиона на протяжении полувека без способного руководить ими примарха, и Девятый всё больше скатывался к изоляции и бесчестью. Легион создавался ради сражений с монстрами в одиночку среди темнейших уголков Галактики, но при этом он рисковал стать ещё более отвратительным, чем те чудовища, с которыми сражался.


AoD-BA2.jpg

ЛЕГИОНЕР

1)    Легионная геральдика – наплечник Mk IV.

2)    Тактическое отделение – наплечник Mk IV.

3)    Легионный штандарт – Сигнусская кампания.

4)    Легионер Сабрахам. 121-я рота, зона боевых действий в Бледных Звёздах (рейд на Киро IV). Силовая броня Mk IV «Максимус» с мастерски изготовленными шлемом и нагрудником.

5)    Штандарт роты – Сигнусская кампания. Получен из рук примарха в знак признания заслуг роты в ходе приведения Альта-6 к Согласию.


Легион Перерождённый

Сангвиний вселил в своих новообретённых сыновей чувство гордости – не упоения бойней или же бесконечным кровопролитием в ближнем бою, но осознание будущего, в котором каждый из них служит столпом Имперских Истин. Легионеров учили чести, дисциплине и милосердию, и легион с готовностью воспринял эти свежепривитые добродетели. Сангвиний поощрял своих командиров изучать как войну, так и искусство, и в скором времени прошлое легиона стёрлось из общей памяти, жажда крови стала не более чем мифом, а те, кто не сумел отречься от неё, были тихо убраны с глаз долой, удостоены Милости Императора или же изолированы на Ваале.

Несмотря на нововведения примарха Сангвиния, легион вёл войну с яростью, сотрясавшей сами небеса, отдавая заметное предпочтение ударным атакам и обрушиваясь на врага внезапно и без предупреждения. Следуя воле Великого Ангела, ставшего их командующим, его сыновья изучили и овладели всеми стратегиями ведения войны. Кровавые Ангелы вели благороднейшую кампанию по освобождению человечества от рабства ксеносов и тиранов. Они были великодушными и славными освободителями, которые вызывали благоговение, служили источником вдохновения для создания произведений искусства и надолго оставались в памяти простых людей. Кровавые Ангелы стали полностью сформированным легионом, обретя большую целостность, чем когда-либо прежде – что наглядно свидетельствует о верности замыслов Императора, согласно которым воссоединившиеся со своими отцами легионы станут чем-то гораздо большим, нежели суммой генетического наследия и уроков прошлого.


Сферы мудрости

В разгар Великого крестового похода легион Кровавых Ангелов был разделён на триста рот по 500 воинов в каждой, подчинённых примарху Сангвинию и отличавшихся строгой вертикалью власти. Командиры наивысшего ранга именовались «архейнами» или же «доминионами» какой-то роты или воинства. Ротные капитаны звались «силами», в то время как легионные «добродетели» служили в качестве различных специалистов или образцов для подражания. Многие были отмечены благодаря каким-то особым заслугам – к примеру, «архейны мудрости» или «силы клинка», что являлось в равной степени знаком уважения и тактическим обозначением. В рядах легиона также присутствовало большое количество всевозможных младших офицеров, что помогало обеспечить сохранение иерархии власти в случае высоких потерь.

Во время проведения кампаний роты могли группироваться в воинства, хотя каждое из них служило всего лишь временной структурой, создаваемой и распускаемой по мере необходимости. Кроме того, в стремлении охватить все без исключения воинства примарх Сангвиний учредил три так называемые Сферы. Третья Сфера состояла из рядового состава легиона – бойцов, служивших могучей дланью и бьющимся сердцем примарха. В состав Второй Сферы входили командующие и лидеры Кровавых Ангелов, на их плечах лежала обязанность воплощать волю своего повелителя с рассудительностью и рвением. Первая Сфера, в свою очередь, была гневом Сангвиния, его суровой решимостью и зоркими глазами. Эти воины действовали вне ротной структуры, будучи личными слугами самого Великого Ангела. Когда бойцы легиона принимались в ряды воителей Первой Сферы, они отказывались от своих прежних имён, дабы принять новые ангельские личности. Каждый из подобных воителей надевал маску безмятежности, чтобы выполнить работу, которую потребует примарх, без чувства вины и сожалений. В состав Первой Сферы входили Серафимы, личные телохранители примарха, Багровые Паладины, служившие стражами покоев примарха и щитом его воли в бою, Пылающие Глаза – теневые агенты Всеблагого, а также Слёзы Ангела, выполнявшие роль разрушителей и даровавшие тем, кого он счёл недостойными спасения, жестокое очищение посредством самого ужасного оружия.


O7 EGcCi6V0.jpg

ПРИМАРХ

САНГВИНИЙ


Ваал был давным-давно мёртвым миром, превращённым в руины и радиационные пустоши в результате забытых древних войн. Именно там, среди удушливой радиоактивной пыли, Империум обнаружил воистину прекрасное существо, именуемое Ангелом Сангвинием. Ему удалось вытащить примитивные ваальские племена из пучины варварства и обучить их своим собственным идеалам. В последующие годы кредо примарха станет наследие завоеваний, уравновешенное справедливостью и знанием, и среди всех своих братьев он будет первым в добродетели и любимым всеми, даже самыми непокорными из своих родичей. Воссоединившись с IX легионом, Сангвиний не стал требовать от них принесения клятв верности, но вместо этого предложил им свою собственную. Он даровал искупление этому сломленному воинству, узрев в своих сыновьях благородство и потенциал, с которыми те были рождены, и нарёк их Кровавыми Ангелами, навеки изменив легион своей мудростью.

Сангвиний был благословлён частицей экстрасенсорного предвидения Самого Императора и мог видеть отблески грядущего. Сей дар множество раз спасал его легион, но в то же время продолжал терзать примарха ужасными предчувствиями и заставлял его сомневаться в своём выборе. Более того, в самый разгар галактического мятежа видения открыли Сангвинию момент его собственной смерти от руки возлюбленного брата Гора. Осознание своей скорой участи принесло Ангелу лишь печаль, боль и сомнения, разъедавшие его душу вплоть до последних дней Великой Ереси, когда, наконец, принятие неизбежности этого рока оживило Сангвиния пламенной убеждённостью.